"НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ"


Главная Новости Об организации В мире Фотогалерея Контакты

 

февраль 2012
пн вт ср чт пт сб вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29        

 

 

 

 

 

 

Судебный процесс над Коваленко глазами пенсионерки.
27.02.2012
В пятницу в Беларуси появился еще один политзаключенный – Сергей Коваленко. За нарушения отбывания условного срока, который был получен за вывешивание бело-красно-белого флага на городской елке, Сергей получил поистине суровый приговор – 1 год и 11 месяцев колонии общего режима.
Приговор действительно суровый, учитывая, что Сергей не нанес никакого имущественного и морального вреда; никого не убил и не избил – от его «преступления» никто в сущности не пострадал. Стоит также отметить, что у Сергея на иждивении было 4 человека: жена, двое малолетних детей и мать-пенсионерка. А ведь в Беларуси даже убийцам давали менее суровые наказания...
Не менее жестоким было и само судебное заседание. Посетителей блокировали в тесном углу коридора и обращались с ними крайне грубо; не пускали в зал, где проходило заседание; не оказывали подсудимому необходимую медицинскую помощь (Сергей в знак протеста объявил голодовку); судье потребовался переводчик с государственного языка… Обо всем этом рассказывает наблюдатель «Нашего поколения» Антонина Пивонос, которая присутствовала в здании суда все время, пока проходило заседание:
--Когда мы приходили в здание суда, первое, что мы видели – это турникет. Прежде чем зайти в суд, необходимо было пройти через турникет. Причем, через него проходили почему-то только те, кто идет на суд Коваленко. Было очень много сотрудников правоохранительных органов. Правда, никаких знаков отличия мы на них так и не увидели – отсутствовали бэджики, было много людей в штатском. Последние были одеты в байки так, что было даже тяжело рассмотреть лицо.
Поразило то, что Сергей такой худенький. Потерял 25-30 килограмм. К нему неоднократно приезжала скорая. В первый раз какие-то они странные были. Такие мужчины, не похожие на врачей. Второй раз, когда приезжала скорая, она сказала, что его надо в больницу, потому что у него дистрофия. Он и вправду был таким бедненьким и худеньким… Он еле говорил – почти шепотом. Милиционеры закрывали его от нас своей спиной. Я у них спрашивала – он что, рецидивист или насильник, их, ведь, и то меньше охраняют, чем этого хлопца весом 25-30 кг. за бело-красно-белый флаг. Неужели он страшнее рецидивистов? Мне отвечали – да, страшнее. Первые два дня было в принципе терпимо – даже наши корреспонденты могли фотографировать. Ну а потом начался этот беспредел с блокировкой в коридоре, и суд был практически закрытым. По сути, это было местью за то, что на второй день Алена (жена Коваленко) принесла бело-красно-белый флаг и повесила себе на шею. Нам тогда так и сказали – теперь пеняйте на себя. Получается, что за флаг его посадили и за него же сделали заседание закрытым. В последние два дня было так: сначала нужно было зайти и сказать – куда идешь, и тебя сразу же распределяют. Все, кто к Коваленко – в правую сторону на второй этаж, где два ряда по 6-7 милиционеров блокируют и не дают пройти к кабинету, где проходит заседание. Никуда не пройдешь без конвоя – даже в туалет. Меня, например, водила женщина. Я у нее спросила – штаны мне будете снимать? Она сразу – нет-нет-нет, не волнуйтесь. Пыталась пройти в канцелярию и в приемную к председателю. Это невозможно! Говорят – нельзя-нельзя-нельзя, не положено.
Больше всего меня поразило то, что потребовался переводчик на государственный язык. Более того, был даже поиск более квалифицированного специалиста. Я считаю так – если два государственных языка, то чиновники просто обязаны им владеть. По-крайней мере судьи. Это не немецкий, не французский и не китайский. Это родной язык нашей страны. Я сама по национальности украинка и хочу сказать, что в Украине такого не было даже в 60-е годы прошлого века!
Хочу также отметить крайне грубое отношение к нам со стороны правоохранительных органов. Так, когда я прорывалась в канцелярию, то получила удар по ноге. Перед этим практически всех вышвыривали из здания суда – оставили только жену и какую-то пожилую родственницу. Даже его маму грубо вытолкнули. В конце концов, мне принесли на первый этаж книгу жалоб, где я оставила свою запись на милиционера, который не пускал нас в суд.
В последний день я пришла со своим стульчиком. Суд тогда был назначен на 10 утра, а я пришла в 10 минут десятого. Спрашиваю – можно пройти, мне говорят – нельзя, нет места. Я говорю – я со своим стульчиком. Так они мне ответили – надо деревянный стульчик, а у вас пластмассовый. Пришлось мне сидеть и в тот день в коридоре. Приговор люди встретили очень и очень тяжело...


 



 

 


Источник - служба информации

 

 

Наши проекты:

 

we are together