"НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ"


Главная Новости Об организации В мире Фотогалерея Контакты

 

август 2012
пн вт ср чт пт сб вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    

 

 

 

 

 

 

Василий Парфенков: «Я вышел не на волю, а за забор».
07.08.2012
Василий Парфенков считается первым декабристом. Имеется в виду, что первое судебное заседание над участниками событий 19-го декабря 2010г. прошло именно над Василием. Тогда он был первым и единственным... Сегодня он ждет нового «этапа», поскольку система, которая его сначала «посадила», а затем «помиловала» сама же и «сшила» очередное дело – нарушение режима. Как так получилось и является ли это тенденцией, мы рассуждаем с самим Василием Парфенковым.

Справка:
Василий Парфенков родился 30 августа 1983г. в г.Минске. Во время выборов 2010г. сотрудничал с кампанией «Говори правду!», был активистом штаба В.Некляева. Задержан 4 января, до суда удерживался в СИЗО на Володарского как фигурант криминального дела по ст.293 ч.2 УК РБ – «Массовые беспорядки». 17 февраля 2011г. судья Фрунзенского района г.Минска Ольга Комар вынесла приговор в виде лишения свободы на срок 4 года в колонии строгого режима. Был помилован указом президента 11 августа 2011г.

--Василий, расскажи немного о себе – своей семье, увлечениях, образовании...
--Родился и вырос я в Минске, учился в 163-й школе, где и закончил 11 классов. После школы закончил курсы и получил специальность – мастер отделочных работ. Затем, поступил в БНТУ на заочное отделение архитектурного факультета. К сожалению, меня отчислили оттуда после участия в Оранжевой революции в Украине, хотя учился я более или менее нормально: по десятибалльной системе у меня был средний бал – около 8-и (7 с чем-то). Понимаешь, просто это мое – мне очень нравится само занятие архитектурой. Ну а увлечения… 8 лет я занимался хоккеем: с 10 до 18 лет. Тут меня тоже ждал «облом»: из-за полученной травмы врачи сказали, что моя профессиональная карьера на этой почве окончена. Хотя были и успехи: так, в 1996г. выиграли «Золотую шайбу». Люблю читать историческую литературу. Сейчас, например, читаю произведение Вадима Дзержинского – «Тайны беларуской истории». Мой отец (Петр Федорович) родом из Могилевской области. Работает по специальности инженер-электронщик. Моя мама, Валентина Павловна, проработала медсестрой. Сначала она работала в военном госпитале, затем в детской больнице. А последние 15 лет перед пенсией – в реанимационном отделении онкологической больницы. Сейчас на пенсии, но подрабатывает. Есть две сестры, обе работают в сфере торговли.
--А как ты начал заниматься общественной деятельностью, чем занимался?

-Первая акция, в которой я участвовал – это «Марш свободы» 17-го октября 1999г. Тогда я еще учился в школе и у нас был учитель истории – практикант. Классный молодой парень… Я еще помню, что его звали Юрием Петровичем. Вот ,фамилии, к сожалению, не помню. Он, кстати, действительно хороший педагог: после его уроков по-другому смотришь на свою страну, можно сказать – просыпается какая-то гордость. В тот день (17-го октября) у нас был последним уроком как раз урок истории. Как сейчас помню – он пришел и сказал: «Сегодня урока не будет. Я иду на Марш Свободы. Если кто-то хочет, то тоже может пойти на «Марш». Только, смотрите аккуратней, а то там ОМОН может и побить». Мы тогда с ребятами пошли просто ради интереса – посмотреть что там и как будет происходить. Сколько нам ведь тогда было – по 16 лет. В тот день я в первый раз столкнулся с нашей милицией – мне еще тогда нос сломали, потом врачи его вправили, и я три дня пролежал в больнице. А серьезно и осознанно я начал заниматься общественной деятельностью в 2001г., когда необходимо было отстоять Куропаты. Я узнал, что там планируется строительство дороги, и это место хотят снести. Кстати, об этом я узнал от сюжета по российскому каналу ТВ-6. Я пришел туда на следующий же день – помогал защитникам мемориального комплекса. Правда защищать долго у нас не получилось: в 6 утра я был уже там, а в 10 – в РОВД. В милиции я тогда познакомился и с Пашей Северинцем и с Димой Дашкевичем. В последствии я и остался в обороне Куропат, стал сотрудничать с Беларуской партией свободы. В их акциях я принимал участие вплоть до 2004г., то есть до конца существования организации. В 2010г. решил поддержать Кампанию «Говори правду» Владимира Некляева. Участвовал в сборе подписей, стоял за него в пикетах.
--Расскажи немного о «Площади»: как ты там оказался, за что тебя так жестоко впоследствии осудили?
--На Площадь я пошел потому, что в стране реально нет выборов. Каждый раз ведь воруют наши голоса. Я пошел не за Некляева, хоть и считался в его команде, не за Статкевича и не за кого из кандидатов. А пошел я за свой голос, свою семью, свою страну... Может кому-то мои слова покажутся «пафосными», но я так считал и считаю до сих пор. То, что там происходило, когда начали бить стекла… Откровенно говоря, их били непонятно кто. Мы ведь были в дружине от Некляева, и наша задача была не допустить таких вот провокаций. Когда начали бить стекла, мы были возле памятника Ленину. Тогда мы и решили подойти посмотреть – что ж там происходит. Мы подошли и увидели цепь ОМОНа, за которой неизвестные и колотили стекла. При чем делали это они какими-то ледорубами. Мы им говорили (ОМОНу) – «Пресекайте, иначе мы сами это сделаем». Так они нас даже не пускали. Когда стекла уже побили, эта цепь пропала, но толпа была настолько «заведенная», что достаточно много людей «ломанулись» уже добивать то, что еще осталось. Мы пытались их остановить. Уже потом мне на суде насчитали 61 удар по Дому Правительства. Нелепая ситуация: я ведь оказался между толпой и Домом правительства и был вынужден держаться руками за дверь, чтобы меня вообще не размазали. Это «держание за дверь» и посчитали в качестве ударов по правительственному зданию.
--Василий, скажи, а какого это быть помилованным? Что ты почувствовал, когда вышел из тюрьмы?
-- Когда я вышел по помилованию, я вышел не на волю, а вышел за забор. Воли здесь нет! Когда я освободился мне участковый сразу сказал – «Я назад тебя верну. Мне тут оппозиционеры на участке не нужны». Практически невозможно было устроиться на работу. Даже на учете в РОВД по их акции с биржей труда. А после надзора в этом смысле совсем стало тяжело. Практически везде не совпадали графики. Мне ведь предлагали пойти, например, в охрану. Но там иногда и в ночное надо работать… Я не хотел сидеть на шее у родителей – взрослый человек должен сам себе на жизнь зарабатывать. «На надзоре» внимание ко мне было повышенное – и участковый приходил и из РОВД наведывались. С 5-го января по 2-е марта (период надзора) ко мне приходили домой больше 50-и раз!
--Кстати, тебе присудили полгода арестного дома... Не расскажешь, за что?
--После того, как я освободился, я продолжал заниматься общественной деятельностью. В частности то, что Европейская Беларусь делала на площади по солидарности с политзаключенными. Тогда меня задерживали – правда, даже протокола не составляли. Потом была акция в годовщину Площади 19 декабря 2011г. Тогда меня уже задержали и осудили на 13 суток. 1-го января я освободился, а 5-го меня уже вызвали в УВД, завезли в Первомайский суд и установили превентивный надзор сроком на 1 год. Но потом заявили о нарушениях правил надзора. За что я «заработал» эти нарушения? Дело в том, что я должен был каждый день после 20-00 находится дома и отмечаться каждый четверг. Но получалось так, что я пару раз вышел в магазин купить пачку сигарет и в этот момент домой приходили милиционеры. Вот они и составляли соответствующие акты, что я отсутствую дома. Впоследствии, они завозили в суд, оформляли административное нарушение и штраф. Вот и получается, что два раза я отсутствовал после восьми, и один раз я опоздал на отметку в РОВД. Там я опоздал из-за того, что ехал на трамвае, а он встал. Тогда приходилось идти пешком. Я тогда опоздал всего-то на 10 минут. Но все равно мне «впаяли нарушение». Домой милиционеры ко мне приходили в разное время. Могли в 10 минут девятого, могли прийти часов в 9-10, однажды «приперлись» в 2 часа ночи. Говорили мне, что надо трудоустраиваться официально. Но меня после Площади-то никто особо не хотел брать, даже частные конторы. Практически везде был такой диалог – «Судим?» - «Судим за Площадь» - «А-а-а, нам проблемы не нужны». Но все-таки нашел я себе контору. Они даже сейчас ко мне хорошо отнеслись, отправив в бессрочный отпуск. А тут еще и статья об алкоголизме – это что-то вообще смешное. Был всего один случай, когда меня задержали с бутылкой пива в руках. Просто всего один раз я решил с друзьями попить пива на берегу Свислочи после работы. Вот и задержал нас ППС, поскольку в общественном месте распивать спиртные напитки нельзя. Завезли нас на освидетельствование, которое подтвердило, что мы выпили. Вот и поставили на учет к наркологу, что мы такие пьяницы. На этом основании суд мне и присудил эту статью, правда на кассации ее сняли. Экспертиза конечно же была, но какая-то странная. Перед судом меня завезли в Минский наркологический диспансер, поводили перед глазами молотком, постучали по коленкам, до носа дотронулся... Никаких анализов крови или мочи – ничего больше!! А ведь обычно даже в Новинки ложат на обследование, где каждую неделю сдаешь кровь и т.д. А тут вывод сделали исключительно по тому, как я хожу по прямой.
--А если бы тебе не присудили эти полгода, какие планы на будущее у тебя были?
--В этом году я должен был уехать в Польшу, чтобы продолжить обучение на архитектора. Поскольку завели дело, я решил, что не буду ни от кого скрываться. Искренне надеюсь, что в следующем году я смогу осуществить свою мечту и стать архитектором.







Источник - служба информации

.

Наши проекты:

 

we are together

 


 

 

 


 
 

 

My Great Web page My Great Web page